aleks_petrov_vl (aleks_petrov_vl) wrote,
aleks_petrov_vl
aleks_petrov_vl

КРИМИНАЛЬНЫЙ ЛЕС - 2

Приморский край – регион приграничный. А в соседнем Китае всегда был большой спрос на российскую древесину. Экспорт леса на Дальнем Востоке является одним из важных сегментов экономики. При этом приморский край - главный экспортер леса на Дальнем Востоке. В зоне деятельности приморских таможен зарегистрированы более половины предприятий-лесоэкспортеров, на долю которых приходится более 65% от общего объема дальневосточного экспорта леса и 70% лесоматериала ценных пород. Основными импортерами приморского леса являются Китайская Народная Республика (47% в структуре экспорта), Япония (37%) и Южная Корея (16%).Правда в этом потоке не только приморский лес.
Все это цифры официальные, но экологи, некоторые бизнесмены и специалисты лесной отрасли утверждают, что официальные цифры совершенно не соответствуют действительности. И реальные объемы вывоза леса значительно превышают официальные показатели. Превышают в разы. А сама отрасль крайне коррумпирована и криминализирована.
Многочисленные проверки и рейды силовых структур, призванные пресечь нелегальную заготовку древесины в Приморском крае, не приносят желаемого результата. О настоящих масштабах браконьерства цифры расходятся. Если проанализировать объем расчетной лесосеки, выяснится: заявленный объем деловой древесины остался лишь на бумаге, в реальности лес давно вырубили.
В целом же борьба за целостность леса государственными и силовыми структурами больше сводится к переделу сфер влияния, укрупнению предприятий и монополизации отрасли отдельными компаниями. Реальной борьбы с браконьерством и контрабандой леса не просматривается.
Конечно, не все с этим согласны. Например, генеральный директор Приморской ассоциации лесопромышленников и экспортеров леса (ПАЛЭКС) Павел Корчагин считает, что лесная отрасль Приморья не испытывает каких-либо проблем, а, наоборот, процветает.
“Не мешать работе, а помогать отрасли, способной стать локомотивом опережающего развития всего Приморья и Дальнего Востока – такая задача поставлена президентом России Владимиром Путиным. И приморские лесопромышленники, уже запустившие в дело десятки новых инвестиционных проектов, готовы ответить на призыв конкретными делами. Инициаторами и лидерами таких проектов выступают известные не только в Приморье ОАО «Тернейлес», ОАО «Приморские лесопромышленники», ЗАО «Лес Экспорт», ОАО «Сергеевский леспромхоз» и другие, причем общая сумма инвестиций в новые предприятия планируется на уровне более 8,5 млрд рублей... Говоря о современном состоянии лесов в цифрах, стоит отметить, что общая площадь лесов в Приморском крае составляет 13,3 млн га, из них покрытые лесом 12,8 млн га. Ежегодный прирост древесины составляет более 127 млн куб. м, а рубится в переделах 4 млн куб. м, в том числе арендаторами чуть больше 3 млн куб. м. В лесах края сосредоточены основные запасы ДФО валютоемких ценных твердолиственных пород (дуб, ясень, ильм). Почти половина площади лесных земель Приморского края - это особо охраняемые природные территории, защитные леса и другие леса, в которых заготовка либо не ведется совсем, либо значительно ограничена”, - такую характеристику отрасли дал господин Корчагин в конце 2015 года.
А вот выдержка из еще одного интервью Павла Корчагина, в котором он высказал полнейшее несогласие с криминогенным имиджем лесной отрасли, а также пояснил, почему выгодно вывозить лес за границу, а не перерабатывать его в крае, и почему для самих жителей края пиломатериалы не доступны в связи их дороговизной: “Этому представлению о лесозаготовителях много лет. Когда-то, в лихие 90-е, наверное, оно имело под собой определенные основания. Но сегодня многое изменилось. В лесную промышленность пришли ответственные предприниматели и арендаторы. Они кровно заинтересованы беречь, разумно использовать, восстанавливать лесные богатства. По самой простой логике: договор на пользование конкретным участком леса заключается не на один год, и истощительная сплошная вырубка на нем крайне невыгодна, разорительна, прежде всего, для арендатора. А проблемы в лесной отрасли, конечно, есть. Но решаются они, к сожалению, не всегда оперативно и эффективно… Лесную промышленность Приморья называют экспорто-ориентированной отраслью. И это правда. Из 4 миллионов кубометров деловой древесины, которую ежегодно заготавливают в крае, львиная доля (около 70 процентов) идет за рубеж. А местные потребители, покупая крохи, жалуются на дороговизну пиломатериалов, постепенно начинают забывать, как удобно строить, приятно жить в домах из теплых, «живых» бревен. Почему же так происходит? В первую очередь потому, что лес за границей покупают дороже. А получаемый доход сверхважен для отрасли, которая находится на стадии становления и развития. Во-вторых, 4 миллиона кубометров Дальний Восток просто не способен потребить. Уж очень невелико (6 миллионов человек) у нас население. К тому же лес заготавливают не только в Приморье, но и в Хабаровском крае, других субъектах ДВФО. Получается, что на каждого - от младенца до старца - приходится по несколько кубометров деловой древесины в год. Многовато будет. Вывозить лес на запад России слишком накладно из-за больших транспортных расходов. Да и Сибирь, Карелия не оскудели природными богатствами - они удовлетворяют спрос на деловую древесину в центральных и западных районах страны, экспортируют ее в Европу. Остается один путь - соседние страны Азиатско-Тихоокеанского региона: Китай, Республика Корея, Япония… Коммуникации хорошо налажены по морю и, где возможно, посуху. Поэтому лес рубят, вывозят и, как говорят вечно сердитые граждане, «разоряют наше общее богатство». Из вышесказанного - вывод: в Приморье заготавливается слишком много древесины. Тогда как же объяснить ее дороговизну на внутреннем рынке? Ведь из азбучной экономики всем известно: спрос рождает предложение. И когда предложение избыточно, то цена на продукт падает. Парадокс заключается в том, что даже если лесопромышленники будут торговать пиломатериалами по себестоимости или себе в убыток, то и тогда цена вряд ли устроит местных потребителей. А разорятся заготовители неизбежно на счет «Раз!» Потому что спрос у нас, если позволительно так выразиться, скорее, «мечтательный», чем покупательский. То есть люди нуждаются в жилье, мечтают о деревянных теплых, экологически чистых домах со всеми удобствами, но… Свободных средств у них недостаточно, а ипотечный кредит под высокие проценты абсолютному большинству недоступен и противопоказан”.
Как выясняется, по мнению господина Корчагина, массовая вырубка и экспорт леса - это благо, а мы, жители Приморья просто недостойны пользоваться богатствами края. Ибо нищеброды!
Да заявление Корчагина о грамотных чиновниках и хороших арендаторах вызывает огромное сомнение. Достаточно вспомнить, что сам Корчагин в начале нынешнего века был крупным краевым чиновником, именно он возглавлял департамент лесного хозяйства Приморья и лишился своей должности после очередного коррупционного скандала, когда его подчиненный, Михаил Крокс попался на вымогательстве денег у бизнесменов, получивших лесные участки и разрешение на вырубку. Официально деньги не вымогались, а собирались на интересы некоего фонда, в качестве “добровольных пожертвований”. Правда методы сбора средств выглядели именно как вымогательство. Тогда на суд общественности была представлена запись диалога Крокса и поставленного им «на счетчик» бизнесмена Селищева: “- Михаил Александрович, $10 000 - большая сумма для меня...
- Ты хочешь, чтобы тебе все двадцать влупили?.. Начни телодвижения, дальше будем смотреть. Затягивать не надо, плати, как нормальные люди делают, помесячно...”

Дело замяли, Корчагина и Крокса попросили “на выход”, и они из коррумпированных чиновников “преобразовались” в “честных бизнесменов и борцов за права лесопромышленников”.
Правда борются они в основном с экологами и общественниками, выступающими против варварских вырубок, пытающихся сохранить природное достояние Дальнего Востока.
Достаточно вспомнить конфликт между лесопромышленниками ЗАО «Лес Экспорт» и международной экологической общественной организацией WWF. В этом конфликте тот же Корчагин занял сторону ЗАО «Лес Экспорт» и обвиняет экологов в развале лесной отрасли Приморья. Ведь если лесозаготовители перестанут рубить “множество приморцев потеряют работу”.
Мнение экологов прямо противоположное. Они говорят именно о варварских вырубках, о сокращении запасов леса и об откровенном обмане, касающемся вопроса обеспечения работой местного населения.
Так имеющиеся у Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы данные по отводам лесосек «рубок ухода» в Пожарской орехово-промысловой зоне демонстрируют, что со второй половины 2008 года и по настоящее время в рубку было отдано более четверти ее территории. Какая же территория была вырублена в реальности, можно выявить только в результате широкомасштабной проверки.
Вот, что говорил по этому поводу тогдашний руководитель лесных проектов Амурского филиала WWF России Анатолий Кабанец: “В то время, как сотни тысяч кубометров незаконно заготовленной древесины ценных пород вывозится в Китай и некоторые рядовые лесорубы даже получают реальные наказания в виде лишения свободы за незаконные рубки, на бумаге вырубленные леса остаются числиться растущими, и даже увеличиваются на величину ежегодного прироста! Приведу только один пример: по материалами наземной таксации, проведенной по инициативе WWF в 2009 году Приморским филиалом ФГУП «Рослесинфорг» на участке лесного фонда, переданного в аренду ЗАО «Лесэкспорт» в Пожарском участковом лесничестве, расчетная лесосека сократилась в 13,7 раза: с 12 400 – до 900 кубометров в год. Отсутствие же учета реальных изменений лесного фонда влечет за собой дальнейший переруб и уничтожение запасов деловой древесины в крае”.
ЗАО «Лес Экспорт», принадлежащая, по последним данным из ЕГРЮЛ приморским предпринимателям Георгию Пузынкину и Денису Кондратюку, а также канадской компании Nika Enterprises Ltd, с мая 2011 года арендует участок леса, расположенный в орехопромысловой зоне, через который из России в Китай и обратно перемещаются амурские тигры. Летом того же года вице-премьер Виктор Зубков проводил совещание в правительстве по этому вопросу. В результате было подготовлено поручение не осуществлять вырубку в этом районе, а в качестве компенсации «Лес Экспорту» были выделены участки в другом районе Приморского края. Однако работы в Пожарском районе прекращены не были: у ЗАО оказалось по факту два участка.
В июне 2011 года руководство ЗАО “Лес Экспорт, комментируя для СМИ протесты природоохранных организаций и местных жителей против планов ЗАО «Лес Экспорт» по заготовке древесины в девственных лесах долины Бикина, заявляло: «Что касается второго участка в верховьях Бикина, то требовать отказаться от него могут только равнодушные к экономике района люди. Инвестиции в этот проект составляют 307 млн. рублей. Почти 300 дополнительных рабочих мест».
В то же время, полученные WWF России данные свидетельствуют о том, что заполнение рабочих мест на создаваемом предприятии будет происходить за счет иностранной рабочей силы, а не жителей Приморья. Так, ЗАО «Лес Экспорт» была подана заявка на привлечение и использование в 2011 г. 170 граждан КНР. После рассмотрения заявки компании было выдано разрешение на привлечение с 20 июня 2011 г. 115 китайских работников.
В другой заявке на 2012 г. ЗАО «Лес Экспорт» запросило разрешение на привлечение и использование еще 290 граждан КНР.
Основное число привлекаемых работников составляют специалисты по переработке древесины, в том числе: станочники, рамщики, пропитчики и резчики шпона, сортировщики шпона и фанеры, операторы автоматических и полуавтоматических линий деревообработки и др.
«Руководству ЗАО «Лес Экспорт» выгодно представить Дальнереченск, как «кризисный моногород», будущее которого зависит от работы их заводов. Благодаря такому образу, планы компании по взятию в аренду защитных лесов Бикина становятся чуть ли не гуманитарным проектом, основной угрозой которому являются природоохранные требования «зеленых» и местных жителей, – комментирует руководитель лесной программы Амурского филиала WWF России Денис Смирнов. – Ставшие известными действия компании по привлечению китайской рабочей силы разрушают «гуманитарный» имидж инвестиционного проекта».
Не подтверждаются на практике и утверждения руководства ЗАО «Лес Экспорт» о масштабной деятельности компании по лесовосстановлению, которая компенсирует экологический ущерб от лесозаготовок. В частности, представителям СМИ было сказано, что в 2010 г. компанией было создано 300 гектаров посадок. В реальности, общая площадь посадок ЗАО «Лес Экспорт» и его дочерних компаний в 2010 г. составила всего 39 гектаров, а число высаженных саженцев – 3100 штук. Немногим больше было посажено в 2011 г. – 6900 штук саженцев на 39 гектарах.
Чтобы было легче оценить масштаб лесовосстановительной деятельности ЗАО «Лес Экспорт» достаточно сравнить ее с добровольной акцией 26 жителей села Ариадное Дальнереченского района Приморья, которые в честь Дня кедра 15 мая 2012 года посадили 18000 кедров на отработанной дровяной лесосеке площадью 11 гектаров.
Кроме того, необходимо упомянуть, что в Приморском крае в 2010-2011 гг. в рамках деятельности по лесовосстановлению ежегодно планировалось высаживать около 5-6 млн. саженцев на площади 3000-3700 га. Таким образом, вклад компании ЗАО «Лес Экспорт» в выполнении планов по искусственному лесовосстановлению составил около 1% от площади посадок и не более 0.1% от числа саженцев.
На сегодняшний день такое число саженцев не в состоянии даже восполнить ущерб от незаконных лесозаготовок на арендных участках компании. Лишь на одном арендном участке ЗАО «Лес Экспорт» в Дальнереченском лесничестве площадью 44,1 тыс. га (это около 18% от общей территории аренды компании) в 2010 г. было зарегистрировано 16 незаконных рубок общим объемом 4606 кубометров, ущерб от которых составил около 60 млн. Рублей. Это более 40% от допустимого ежегодного объема заготовки на этом участке. Важно отметить, что практически вся незаконно заготовленная древесина представлена ценными породами: дубом и ясенем. Таким образом, у компании воруют именно ту древесину, которая, по словам руководства ЗАО «Лес Экспорт», необходима для обеспечения их нового производства в Дальнереченске, и дефицит которой компания хочет восполнить за счет рубок на новых арендных участках в защитных лесах Бикина.
«Злобой» дня в 2010 году стал скандальный сюжет в эфире ведущего государственного телеканала. «Специальный корреспондент» РТР транслировал «явку с повинной» начальника Управления лесным хозяйством администрации Приморского края г-на Диюка.
Так эту ситуацию описала для VestiRegion.ru Марина Лобода: "…Мы живем в самой лесной стране, предваряет «явку» очаровательная ведущая Мария Ситтель. — Но то, что происходит с лесом, иначе как варварством не назовешь. Там орудуют люди, которые ведут себя словно оккупанты. Об этом материал нашего специального корреспондента Бориса Соболева (сюжет шел под титрами «Темный лес»).
…Еще недавно непролазная уссурийская тайга, а ныне — полупрозрачный лесок, где осталось то, что даже вор не берет. Разъезжающие по заповедникам машины «черных лесорубов», варварски наваленные, подготовленные к вывозу столетние дубы и кедры. И чуть ни у каждого поселка, железнодорожного полустанка — бараки китайских пунктов приема древесины, их уже не сотни, а тысячи. Многие находятся на расстоянии прямой видимости от лесничеств и сельских администраций. По сути «черная экономика» в этих местах стала единственной существующей. Китайский предприниматель Ван Юн считает, что деятельность это прибыльная.
Иногда по каким-то особенным дням в лесоскупки наведываются люди в форме. И тогда там находят горы липовых печатей, бланков, сфальсифицированных таможенных накладных… Проверяльщики удаляются, а воровские площадки продолжают работать пуще прежнего.
Ближайший кедровник — лесозащитная природоохранная орехо-промысловая зона. Единственно, что здесь разрешено, это собирать орехи (видеоряд свежеспиленных пеньков и поваленные деревья — Ред.) — теперь их здесь долго не будет. Застигнутые с пилами в руках, отпираться не стали, сообщив, что документами на воровскую рубку их снарядила местная «казенка».
ГУП Казенное предприятие — так незатейливо теперь называются в Приморье бывшие леспромхозы. Управляющий Рощинским филиалом Казенного предприятия Приморского края «Приморское ЛХО» Алексей Хохлов, не отрицает, что подпись на разрешении «рубки ухода» (уничтожение сухостоя) поставил он. Предусмотрительно оговорился: всё согласовывается с управлением (администрации края — Ред.). А то, что вместо валежника и сухостоя выгрызли сто гектаров реликтового кедра, управляющий Хохлов якобы не знает (по утверждению проверяющих, древесины на миллионы рублей). Хохлов утверждает, что работает за одну зарплату и ни рубля за свое «неведение» не получает. Один предшественник управляющего чуть не сел за коррупцию, другой получил «условно» за хищение казенной древесины, замечают столичные журналисты.
Петр Диюк — начальник приморского управления лесами, это одно из самый закрытых и таинственных явлений местной природы. Первое появление в кадре за долгие годы трудов (на фоне «Лексуса» с номерами Е-002-ЕЕ):
— Нет, вы понимаете, что такое сегодня лесозаготовки? Заготовки — это сегодня воруют все! — откровенничает чиновник, не подозревая о «срытой камере». — Солярку воруют, продукты воруют, масла воруют, цепи воруют, лес воруют!
Откровения от Петра Николаевича: в его отрасли криминала не 15%, как пишут в министерских отчетах, а восемьдесят. То есть, на каждое легально срубленное дерево приходится, как минимум, пять украденных.
— Сегодня лес остался в заказниках, в заповедниках, в национальных парках, где работают воры. Воры будут работать там всю жизнь. Вы представьте Приморский край, если мы едем из Хабаровска, вся правая сторона к Китаю — это поля. Хотя числится лесом. То есть, это земли Гослесфонда, а леса там нет. Но если бы он даже был, поверьте, я бы забрал детям и внукам.
У его (Диюка) сына сеть пилорам. У него самого в полувековой аренде до полумиллиона гектар еще недавно казенного хвойника. Это гигантский объем был уведен по мизерной цене через как бы открытые лесные аукционы, утверждают столичные журналисты. А чиновник подтверждает:
— В аукционе вы не сможете поучаствовать по одной простой причине: все аукционы, которые объявляются, они будут под конкретных лиц. Я могу с аукциона снять всех, — бравирует главный «лесник» Приморья. — Сегодня законодательство, слава богу, позволяет забрать их себе. Правильно? Без всяких проблем. Мне всё равно, кому продавать лес на корню.
То есть, по словам приморского лесного министра, всё, что можно было увести у государства по крупному, он и его предшественники уже увели, и сейчас ведут жизнь рантье.
— Куча диких бригад! Сдаешь им лес в аренду, накрутив десять долларов на арендную плату. И ничего не делая… Ничего вообще не делая, миллион долларов обеспечен тебе на 49 лет!
Несколько слов о пресловутых рубках ухода, под предлогом которых идет хищническое разграбление заповедников и национальных парков. Петр Николаевич и здесь не стоит в стороне.
— Осталась одна орехо-промысловая зона, которую нельзя в аренду передать. Потому что «зеленые» хай поднимут, особенно в Год тигра. И просто мы там рубим (казенное предприятие) по рубкам ухода. Где-то примерно 30-50 тысяч мы рубим — но там 40 тысяч гектар. Ну, вот этот год, еще следующий… И там леса просто не будет!
Речь идет о той самой сравнительно небольшой кедровой зоне, где обитают уссурийские тигры. Напомним, эти редчайшие животные охраняются на самом высоком государственном уровне. Итак, уничтожение тигриного кедровника, это вопрос двух лет. Еще меньше Диюк отмерил последним дальневосточным дубравам.
— Сегодня на самом деле у нас остался один Пожарский район, где растет дуб, и мы всем краем там его рубим. Его осталось на год рубить, и всё! У меня сегодня на дубе работают 12 человек, постоянно ходят по тайге, чтоб изыскать его. Я взрослый человек, а не мальчик: если там не будет дуба, то тратить нервы за 50 тысяч рублей и сидеть за зарплату я не буду. Мне это не интересно, — чистосердечно признается чиновник.
О том, что истинными покровителями банд черных лесорубов являются не сельские участковые и лесничие, а высшие должностные лица отрасли, слухи на Дальнем Востоке ходили давно.
— Ну все тащат, все — мы так воспитаны, — откровенничает Петр Николаевич. — Отсидеть рабочий день, получить зарплату и по возможности что-либо своровать… У меня отец механиком был — у меня ключей гаечных правнукам хватит!
И снова ближайшая лесоскупка, сейчас на наших глазах служащий местной казенки продаст очередной свежеспиленный под предлогом санитарной рубки камаз кедрача китайцам… Попробовали бы эти товарищи (китайцы) организовать нечто подобное у себя на родине, где за хищение природной древесины — расстрел…»
Признаемся, угнетает не столько картина лесного разора (лес может вырасти!) — удручает цинизм философии мародеров «от власти». Вот где полная безнадега: с такими временщиками лес никогда не вырастет, пока жива хоть одна былинка, годная на продажу, они будут косить. Уйдут лишь, когда Приморье станет пустыней”
.
Комментарий на эту тему в конце 2010 года дал Денис Смирнов,руководитель Лесной программы Дальневосточного отделения Всемирного фонда дикой природы: “Петр Диюк как никогда искренен и рассказал всю правду. Мы как раз те «зеленые», что «поднимают хай». Мы давно бьем тревогу по поводу ситуации с лесом, но информация чиновника — это информация «из первых рук»: лес в Приморье остался только в защитных лесах и на особо охраняемых природных территориях, на остальных свободных от аренды территориях весь лес украден. Радует то, что впервые чиновник такого уровня честно признал, что происходит на самом деле. Будет ли толк? Не уверен, в телепрограмме принимал участие один из начальников Рослесхоза, он сразу же «перевел стрелки», все безобразия отнес к «компетенции» региональных властей, а здесь… Основная проблема это коррупция, все местные контролирующие органы кормятся с этого самого леса, и я не вижу каких-то подвижек в иную сторону. Ну, снова сменим начальника, за три последние года их четыре уже сменилось, а ситуация только усугубляется. Увы, в Приморье, «лесная» должность очень хлебная, и желающих от нее кормиться будут всегда, а вот реально навести порядок… Ведь, если серьезно, то начинать надо с того, что посчитать, а сколько реально осталось леса в Приморье? И тогда выяснится, что рубить столько, сколько рубим сейчас, преступно. Придется задуматься о трудоустройстве и обеспечении тысяч приморцев, ведь сегодня практически вся глубинка кормится от этого полу-криминального бизнеса. Вот и подумайте, кто на это пойдет? Кому-то надо разгребать все это дерьмо? То, что прокуратуру оно заинтересовало, это позитивно. Другое дело, насколько далеко пойдут правоохранительные органы в своем расследовании, сумеют ли побороть не чиновника, а сложившуюся систему?.. Это вопрос”.
А это интервью Смирнова уже в начале 2011 года: “Мы уже привыкли к тому, что управления лесным хозяйством Приморского края продает защитные леса. В СМИ уже многократно освещались материалы о незаконных рубках в заказниках «Таежный» и «Леопардовый», орехово-промысловых зонах Красноармейского и Пожарского районов, нерестоохранной полосе реки Арму. Все они велись под прикрытием купленных разрешительных документов на проведение «рубок ухода». Тем более, что этот аукцион и не самый масштабный из череды тех, который происходили с 2008 года. Событие в том, что управление лесным хозяйством Приморского края в первый раз так открыто демонстрирует свой статус «неприкасаемых» и выступает против всех.
Только-только закончились разнообразные проверки, которые, как водится, не выявили нарушений, а УЛХ ПК уже снова берется за выполнение плана, о котором в фильме говорил его начальник Петр Диюк - вырубить орехово-промысловую зону Пожарского района за два года.
Ууправление лесным хозяйством Приморского края показывает, что оно имеет право нарушать закон. Выставление на аукцион лесосек на территории, которая передана в аренду Общине коренных малочисленных народов «Тигр» для заготовки лесных пищевых ресурсов и сбора лекарственных растений, является незаконным, так как эти леса уже переданы в постоянное пользование общине. Назначение в рубку лесосек в Бикинской орехово-промысловой зоне производилось на основании старых материалов лесоустройства, проводившегося в 1993 году, которые не соответствуют действительности. Согласно данным лесоустройства, проведенным в 2009-2010 гг., леса на этих участках вообще не требуют ухода!
Проведение данного аукциона наносит ущерб международной репутации России,
- считает Денис Смирнов. - Управление лесным хозяйством Приморского края продемонстрировало, что ему глубоко безразлично, что его коммерческая деятельность может поставить в очень неприятное положение правительство России...”
Напомню, именно о территории Пожарской орехово-промысловой зоны, где были запланированы масштабные вырубки – а на аукцион выставлялось 10 лесосек с общим объемом 14,6 тысяч кубометров, включая 9167 кубометров дуба, ясеня, кедра - шла речь в фильме «Темный лес», показанном в мае 2010 года телеканалом «Россия» в программе «Специальный корреспондент». Тогда на всю страну начальник управления лесным хозяйством Приморского края Петр Диюк откровенно сказал: «Осталась одна орехово-промысловая зона, которую нельзя в аренду передать, потому что «зеленые» поднимают хай. Особенно в год тигра...»
Стоит отметить, что "дело" начальника управления лесного хозяйства края Пётра Диюка было"спущено на тормозах". Он был восстановлен в должности, которую покинул лишь через полгода тихо и мирно.
Из официальное заявления тогдашнего руководства администрации Приморского края: “В ходе проверки не установлены основания, по которым Диюк должен быть отправлен в отставку... Имело ме то некорректное использование видеозаписи, скрытно сделанной в ходе частной беседы. Диюк стал жертвой информационной атаки на управление лесным хозяйством со стороны полукриминальных структур, пострадавших в результате борьбы краевых властей с незаконными рубками леса. Они потеряли десятки миллионов долларов”.
А вот выдержка из еще одного официального заявления: “В ходе проверки, проведенной Приморской межрайонной природоохранной прокуратурой, выявлены нарушения закона о конкуренции, допущенные краевым управлением лесным хозяйством. Установлено, что одному из претендентов без причины было отказано в допуске к участию в аукционе по продаже права на заключение договоров аренды государственных лесных участков. Учитывая это, против председателя аукционной комиссии - Петра Диюка - природоохранным прокурором возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 статьи 14.9 КоАП РФ (ограничение конкуренции органами власти, органами местного самоуправления). Краевое Управление Федеральной антимонопольной службы, получив и проверив материалы прокуратуры, признало Диюка виновным и оштрафовало на 15 тысяч рублей”.
Разве можно напугать подобным штрафом чиновника, который откровенно признается, что получает миллионные откаты за “крышевание” криминального бизнеса. Максимум, что грозит подобному чиновнику - увольнение “по собственному желанию”. Как это недавно произошло с экс-директором департамента земельных и имущественных отношений Приморского края Натальей Соколовой, которая “совершенно бескорыстно” отдала в руки бизнесменов под застройку земельные участки, на которых расположен реликтовый лес.
Вот, что написано по данному поводу на одном из интернет форумов: “Во Владивостоке варварски уничтожаются леса, принадлежащие МО. Вырубаются деревья, в том числе и краснокнижные, причём вырубаются совершенно незаконно, имеются подтверждающие это документы. Вот лишь один из участков - Фадеева, 51. Разрешение на вырубку давал начальник управления охраны окружающей среды и природопользования - Бибиков Антон Михайлович - он же давал разрешение на вырубку деревьев в сквере на Бестужева, 40 и во многих других местах. А участки раздавала Соколова, которая уже лишилась своей должности”.
После таких “серьезных наказаний”, применяемых к коррумпированным чиновникам, стоит ли удивляться тому уровню криминализации лесной отрасли, который существует на сегодняшний день?
А ведь, кроме чиновников, свою лепту в криминализацию лесного бизнеса приложили и некоторые “народные избранники” - депутаты разных мастей и калибров.
Об этом далее...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments